Юрий Артеменко в интервью «Mediasat»: «Мне не стыдно ни за одно решение, принятое Нацсоветом» - Національна рада України з питань телебачення і радіомовлення

Юрий Артеменко в интервью «Mediasat»: «Мне не стыдно ни за одно решение, принятое Нацсоветом»

Mediasat стал первым изданием, опубликовавшим летом прошлого года интервью с новым главой Нацсовета Юрием Артеменко. Полтора года – это уже немалый срок, а конец года – самое время подводить итоги. Ожидая в приемной, я думала о том, как много всего изменилось за полтора года только в помещении на Прорезной, 2. Нацсовет всегда был типичным совковым учреждением, с непременными атрибутами – каменными чиновничьими лицами и даже специфическим казенным запахом, свойственным ЖЕКам и другим подобным инстанциям. Сейчас все с точностью наоборот – wi-fi, онлайн-трансляции заседаний, красочные фото ТВ-программ на стенах, креативные детали интерьера, кофе и улыбки в приемной (раньше в Нацсовете вообще было не принято улыбаться, а тем более – шутить). Со знаним дела могу утверждать, что сегодняшний регулятор — одно из самих открытых для прессы государственных учреждений. Да и сам Юрий Анатольевич, живой, энергичный, креативный, остроумный окончательно разрушает «каменный лик» постосоветского чиновника. Все эти изменения отражаются не только на общей атмосфере в Нацсовете, но и, что самое главное, на его деятельности.

Чем Вам запомнились эти полтора года? Какие решения Нацсовета за этот период Вы считаете самыми важными?

Полтора года пролетели как одно мгновение, но очень многое было сделано, многое запомнилось. Мы сняли кодирование цифрового эфирного сигнала, благодаря этому сразу же снизилась стоимость на сэт-топ-боксы. Таким образом, мы принесли в копилку каждому абоненту около 40 долларов, которые он бы потратил из-за монополистской политики «Зеонбуда».

Мы отменили радиоконкурс потому, что увидели, что он проводится с нарушениями и победитель был предопределен уже заранее. Его пришлось проводить заново, мы впервые предоставили 7 частот государственному радио, региональным радиокомпаниям НРКУ, и дали возможность создать национальную радиосеть. Планируем и в дальнейшем развивать это направление.

Для кабельных операторов ключевыми стали наши решения по дерегуляции бизнеса: мы упростили процедуру подачи заявления на получение лицензии, отменили необязательные документы, приняли ряд других решений.

Не без нашей помощи Антимонопольный комитет признал «Зеонбуд» монополистом. Благодаря и нашим действиям «Зеонбуд» практически вдвое снизил расценки на распространения цифрового сигнала.

Мы запустили систему штрафов, до этого времени ограничивались лишь предупреждениями, а это не правильно. Если мы говорим о том, что телевидение – это бизнес, а не политика, то в бизнесе как наказывают? Гривней. (Это было прописано в законодательстве и ранее, но под давлением телегрупп Кабмин не утверждал решение о штрафах). Они должны пропорционально соответствовать нарушению, в серьезных случаях штраф должен быть ощутимым для лицензиатов.

Я считаю, мы очень хорошо организовали процесс создания Наблюдательного совета Национальной общественной телерадиокомпании Украины. У меня было много сомнений, я боялся, что могут прийти непрофессиональные люди, но благодаря хорошо и открыто организованному процессу выборов нынешний состав Наблюдательного совета полностью отвечает необходимым требованиям.

Мы закончили работу над законопроектом об аудиовизуальных услугах, первую часть работы сделал эксперт Совета Европы Дмитрий Котляр и его группа, за что я им очень благодарен, а мы адаптировали законопроект к нынешним реалиям, внесли коррективы, необходимые для текущей ситуации. Сейчас этот документ изучает Виктория Сюмар — без ее поддержки как председателя профильного комитета закон будет сложно провести. Если он заработает, то это принесет рынку много позитивных изменений. Например, предусмотрено упрощение лицензирования для компаний, не использующих ограниченный частотный ресурс (спутниковые, кабельные операторы). Мы предлагаем перейти на принцип регистрации. Однако контроль деятельности этих компаний остается.

Благодаря принципиальной позиции моих коллег такое понятие, как коррупция, в Нацсовете отсутствует. Не секрет, что раньше синонимом слова «Нацсовет» было слово «коррупция», существовали определенные тарифы на разные виды услуг. Об этом может рассказать любой из игроков отрасли.

В организации работы Нацсовета прошли значительные внешние и внутренние изменения. Легко ли это Вам далось? Довольны ли Вы результатом?

Сразу скажу, далось это все трудно. В первую очередь потому, что политики в течение многих лет разделяли наше общество по многим принципам: Запад – Восток, богатый – бедный, чиновник – не чиновник… Поэтому очень сложно найти компромисс, который бы устраивал всех. В Нацсовете семь человек, каждый из них личность, у каждого свое мнение, и они все должны прийти к единому решению. Это же не времена Януковича, когда можно было стукнуть по столу — и все соглашались. Я стараюсь услышать и прислушаться к каждому.

Доволен ли я результатом своей работы? Нет, не в полной мере. Еще не пришло время полной победы. Сейчас могу лишь сказать, что мне не стыдно ни за одно решение, которое было принято Нацсоветом. Есть дискуссионные решения, подвергающиеся критике, но я не знаю, как бы действовал другой человек на моем месте. Удалось бы ему сделать лучше или нет?

Что делать с переходом на цифру? Есть ли реальная карта покрытия цифрового сигнала, дорожная карта цифровизации, план отключения аналогового вещания?

План отключения есть, он может быть скорректирован при необходимости. Мы разделили территорию Украины на четыре зоны. Сначала отключаем аналог в тех регионах, где есть конфликт со странами-соседями, и в тех – где инфраструктура наилучшим образом подготовлена к переходу на цифру.

Реальной карты покрытия цифрового сигнала нет, 95% покрытия, о которых говорит монополист «Зеонбуд», доверия не вызывают. Благодаря помощи Совета Европы, НКРСИ, УГЦР мы в этом году, практически в качестве новогоднего подарка, разработали методику замера. В следующем году мы измерим покрытие, и тогда сможем представить результаты «Зеонбуду» при пересмотре лицензии и принять соответствующие меры, вплоть до отзыва лицензии.

Какой Вы видите дальнейшую роль «Зеонбуда» в цифровизации? Что будет с компанией?

Давайте посмотрим, что у нас есть по «Зеонбуду». Первое — в парламенте лежит законопроект о национализации «Зеонбуда». Я не знаю, какое будущее у этого законопроекта, законы о национализации, как правило, с трудом проходят в любой стране мира, т.к. такие решения открывают ящик Пандоры. Однако уже одно только существование этого законопроекта демонстрирует понимание того, что «Зеонбуд» – компания, в которой многое было «не так».

Второе — Антимонопольный комитет признал оператора монополистом и выписал штраф более 40 млн. гривен.

Третье — в Главном следственном управлении МВД расследуется дело по подозрению в том, что конкурс на определение цифрового оператора был проведен незаконно.

Вся эта цепочка событий говорит о том, что с «Зеонбудом» не так все просто. На мой взгляд, должна либо измениться его структура, либо появиться новый оператор цифрового вещания. Должна произойти демонополизация. Только тогда можно говорить об информационной безопасности страны, когда нет монополиста, а есть разные собственники и контроль государства.

Каково Ваше видение Универсальной программной услуги (УПУ)? Какой она должна быть?

На днях представителями эфирных телеканалов был внесен законопроект, определяющий, что такое УПУ. Этот закон не поддерживает ни Нацсовет, ни представители кабельных операторов. Там очень много несуразностей.

Например, ТРК может отключить сигнал, в любом регионе. Какой тогда смысл в законе вообще? УПУ – это ведь базовый пакет, который должен быть доступен везде. Наше предложение заключается в том, что в УПУ нужны общественные телеканалы, телеканалы, которые финансируются государством, и региональные телеканалы. Закончилось время политики, и началось время бизнеса. Количество телеканалов в пакете уменьшится, но это позволит транслировать их за символическую плату или даже бесплатно. Я думаю, что это правильно. Мы эту же норму закладываем в законопроект об аудио-визуальных услугах. Я допускаю возможность включения в УПУ, в рамках процедуры публичного обсуждения, некоторых общественно-важных телеканалов, например, военного канала. Вдруг, например, не дай Бог, произойдет обострение военного конфликта с Россией, тогда возникнет необходимость подготовки населения. Канал может быть подспорьем.

Кроме того, Президент объявил 2016 год годом английского языка, = и я считаю, что в УПУ мог бы появиться канал, обучающий английскому языку. Это мое личное предложение. Однако члены Нацсовета говорят, что какую бы открытую процедуру мы не прописали, все равно не исключено появление коррупционных рисков. Я с ними, в принципе, согласен.

Как контролируете запрет на вещание российских каналов?

В 99,9% сетей нет трансляции российских каналов, исключенных из списков адаптированных. Если они где-то появляются, и к нам поступает жалоба, то мы моментально реагируем на нее и прекращаем их вещание.

Как проходит борьба с пиратством?

Мы уделили этому вопросу много внимания, собирали представителей всех организаций и ведомств, занимающихся данным вопросом, в частности МВД. Были и практические действия: прошивание программ в тюнеры. Недавно я направил письмо на имя председателя Службы безопасности Украины Василия Грицака с просьбой обратить внимание на вещание российских каналов в системе «НТВ Плюс Украина». Мы обеспокоены ситуацией, возникшей вокруг оператора «Триолан».

Почему не работает Меморандум о безопасном контенте (о трансляции эротических каналов) подписанный в мае 2015 года в стенах Нацсовета представителями отрасли?

30 декабря рассмотрен этот вопрос, и теперь заработает меморандум. Мы возвращаем все наши долги в уходящем году.

Что думаете о развитии собственного производства? Каким путем должны идти телеканалы и какова роль государства в кинопроизводстве?

В одном из выступлений Владимир Бородянский, руководитель StarLightMedia, сказал, что их так прижал регулятор, что у них нет другого выхода, кроме как переходить на собственное производство. Вы знаете, для меня это наивысшая оценка. Естественно, нужно запрещать то, что наносит вред государственности, в данном случае, российские каналы, но параллельно, а, может, и предварительно, нужно думать о том, как создать свой продукт.

В этом контексте интересно наблюдать эволюцию наших телеканалов. Когда начались запреты российского телепродукта, каналы пришли ко мне с предложением обратиться к министру финансов с просьбой о дотации украинского производства. Это была правильная мысль. Мы это и сделали, но не получили положительного ответа. Это хорошо и плохо одновременно. Следующим шагом со стороны телеканалов было предложение просить не просто деньги, а условия, на которых они могут получить финансирование: средства, потраченные на кинопроизводство будут возвращаться в виде налогов. Это нормальная европейская практика. Тогда же был создан проект «Кінокраїна». Далее, был подписан договор о копродукции с Израилем. Телеканалы ищут новые рынки, придумывают новые пути.

Я вчера разговаривал с одним украинским актером, не буду называть его имени, он сказал: «Юра, я лично и все украинские актеры очень Вам благодарны за то, что Вы создали такие условия, при которых нас начали снимать. Меня впервые на улице узнали и попросили автограф».

Я считаю, что мы можем гордиться украинскими сериалами. О ленте «Останній москаль», например, были разные мнения, мне она понравилась, но даже, если и есть какие-то недостатки, то нужно понимать, что это только начало. Своими силами снят сериал «Гвардия». Благодаря сериалу «Владимирская, 15» мы впервые пропагандируем не российские силове структуры, а освещаем деятельность украинских. Это очень прогрессивные тенденции.

Какие направления работы будут приоритетными в 2016?

В следующем году борьба с пиратством будет одним из приоритетных направлений. Сейчас происходит реорганизация отдела МВД по борьбе с киберпреступностью. Я надеюсь, что здесь пройдут такие же изменения, как в нашей полиции, придут новые люди и будут эффективно решать возложенные на них задачи. К сожалению, на все рук не хватает, не успеваем решать все вопросы сразу. Например, парламент недавно принял закон о прозрачности медиасобственности, он подразумевает, что с нашей помощью должна быть раскрыта структура всех ТРК страны. Это огромный пласт работы! Мы же не должны верить тому, что нам будут говорить телеканалы, мы сами должны расследовать ситуацию. Это требует человеческих и финансовых ресурсов. Это направление, как и борьба с пиратством, будет одним из приоритетов в следующем году. Мы разработали систему, с помощью которой будем раскрывать медиасобственников.

Помимо запланированных изменений жизнь часто бросает непредсказуемые вызовы. Перед интервью у меня состоялась встреча, на которой обсуждалась возможность показа на экранах фильма «Ирония судьбы, или С легким паром!» Проблема в несовершенстве законодательства, которое приводит к разночтениям. С одной стороны, есть Министерство культуры, определяющее список лиц, фильмы с участием которых запрещены к показу, с другой – есть Госкино, которое отзывает прокатное свидетельство запрещенных к показу фильмов, и эти инстанции не могут согласовать свои решения. Функция Нацсовета – осуществлять мониторинг. Мы инициировали закрытую встречу с медиа-юристами и пришли к выводу, что, если на фильм есть прокатное свидетельство, то он может транслироваться.

Джерело “Mediasat

Подати запит
на публічну інформацію
Детальніше